• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Чай с ванилью (список заголовков)
21:26 

8 способов рассказать историю интересно

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Оригинал взят у mi3ch в поли-графическое

8 способов рассказать историю интересно



Мономиф

Мономиф (его также можно назвать «путешествие героя») – это история, которая встречается во многих сказках, мифах и религиозных писаниях по всему миру. В мономифе герой призван оставить свой дом и отправиться в сложное путешествие. Он переезжает из места, которое знает, в пугающую неизвестность. После преодоления серьезных испытаний он возвращается домой с наградой или обретенной мудростью. Многие из современных историй до сих пор следуют этой структуре – от «Короля Льва» до «Звездных войн».

Это традиционное последовательное изложение событий, но оно подчинено законам драматического жанра – в мономифе есть предыстория, завязка, развитие, кульминация и развязка.

Мономиф поможет вам объяснить, как вы пришли к тем выводам, которыми хотите поделиться, и добавит вашей истории убедительности. Эта техника хорошо подходит для демонстрации преимуществ риска, а также для объяснения, как вы открыли для себя новые знания.

читать дальше

13:32 

Чак Паланик о словах, которые должен забыть писатель

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Через шесть секунд вы начнете меня ненавидеть.
Но через шесть месяцев вы станете писать лучше.

С этого момента – по крайней мере, в ближайшие полгода – я запрещаю вам использовать мыслительные глаголы. А именно: «думать», «знать», «понимать», «осознавать», «верить», «хотеть», «помнить», «представлять», «желать» и сотни других, к которым вы так любите прибегать.

В этот список также должны войти: «любить» и «ненавидеть».
И: «быть» и «иметь». Но к ним мы вернемся позже.
До самого Рождества вы не сможете писать: «Кенни интересно, рассердилась ли Моника, что прошлой ночью он ушел».

То есть вам придется писать что-то вроде: «Затем по утрам Кенни отсутствовал, дожидался последнего автобуса, до тех пор пока не брал такси и возвращался домой, где видел, как Моника притворяется спящей – притворяется, потому что она никогда не могла спать спокойно тогда утром. Она всегда ставила только свою чашку кофе в микроволновку. Никогда не его». Вместо того чтобы сделать героев знающими что-то, вы должны придумать детали, которые помогут читателю лучше узнать их. Вместо того чтобы заставить персонажей желать чего-то, вы должны описать все именно так, что сам читатель это захочет.


Не нужно писать «Адам знал, что он нравится Гвен». Гораздо лучше «Между уроками Гвен прислонялась к его шкафчику, когда он подходил к нему, чтобы открыть. Она закатывала глаза и медленно уходила, оставляя след черных каблуков на крашеном металле и запах своих духов. Кодовый замок все еще хранил тепло ее задницы. В следующий перерыв Гвен снова будет здесь же».

Никаких сокращений. Только специфические эмоциональные детали: действие, запах, вкус, звук и чувства.

Как правило, писатели прибегают к мыслительным глаголам в начале части. (В таком виде они становится чем-то вроде «Формой отчетности», и я еще выскажусь против нее чуть позже.) То есть они устанавливают с самого начало интенцию всей части. А то, что следует дальше – это словно иллюстрация.

Например: «Брэнда знала, что не успеет. С самого моста была пробка. Ее телефон садился. Дома ждали собаки, которых надо было выгулять, или там был беспорядок. К тому же она обещала соседям полить их цветы…» Вы видите, как первое предложение перетягивает на себя смысл последующих? Не пишите так. Переставьте его в конец. Или измените: «Брэнда никогда бы не успела всего в срок».

Мысль абстрактна. Знание и вера нематериальны. Ваша история будет сильнее, если вы покажете только физические действия и материально воплотите отличительные черты ваших героев, а читателю самому позволите думать и знать. А также любить и ненавидеть.

Не сообщайте читателю: «Лиза ненавидит Тома».
Вместо этого дайте конкретный пример, как адвокат на суде, деталь к детали. Представьте доказательства. Например: «Во время переклички, в тот момент, когда учитель назвал имя Тома, а он еще не успел ответить: «Здесь», Лиза громко прошептала: «Подтертая задница»».

Одна из самых частых ошибок начинающих писателей в том, что они оставляют своих героев в одиночестве. Вы пишете – и можете быть одни. Читатель читает – он также может быть один. Но ваш герой не должен оставаться наедине с собой. Потому что тогда он начнет думать, беспокоиться и интересоваться.
Например: «Ожидая автобус, Марк начал беспокоиться о том, как долго продлится поездка…»
Но лучше написать: «По расписанию автобус должен был прийти в полдень. Марк посмотрел на часы – было 11:57. Отсюда была видна дорога до самого торгового центра, но автобуса на ней не было. Без сомнения, водитель припарковался на другой стороне и вздремнул. Водитель спит, а Марк вот-вот опоздает. Или хуже, водитель напился – и Марк отдал свои семьдесят пять центов, чтобы умереть в дорожной аварии…»

Когда герой один, он может начать фантазировать или что-то вспоминать, но даже тогда вы не имеете права использовать мыслительные глаголы или каких-то их абстрактных «родственников».

И не надо глаголов «забыть» и «помнить».
Не надо никаких переходов типа «Ванда помнила, как Нельсон расчесывал ей волосы».
Лучше: «Тогда, на втором курсе Нельсон проводил по ее гладким, длинным волосам своей рукой».
Опять же – расшифровывайте, не надо писать коротко.

Еще лучше – быстро столкните одного героя с другим. Пусть они встретятся и начнется действие. Позвольте их действиям и словам показать их мысли. А вы сами держитесь подальше от их голов.

Когда начнете избегать мыслительных глаголов, с большой осторожностью используйте пресные глаголы «быть» и «иметь».
Например: «Глаза Энн были голубые», «Энн имела голубые глаза».
Лучше так: «Энн закашлялась и начала махать перед своим лицом, чтобы отогнать сигаретный дым от своих голубых глаз, а потом улыбнулась…»

Вместо бледных, утверждающих «быть» и «иметь» попробуйте раскрыть детали портрета своего героя через действия и жесты. Тогда вы покажете свою историю, а не просто расскажете ее.
И тогда вы научитесь расшифровывать своих героев и возненавидите ленивых писателей, которые ограничиваются «Джим сел около телефона, спрашивая себя, почему Аманда не звонит».

Пожалуйста. С этого момента вы можете меня ненавидеть, но не используйте мыслительные глаголы. Я готов поспорить, после Рождества вы сами не захотите к ним возвращаться.

Домашняя работа на этот месяц.

Выкиньте из каждого предложения мыслительный глагол: устраните его, «расшифровав». А потом пройдитесь так же по какой-нибудь художественной литературе. Будьте безжалостны.
«Марти представил, как рыба прыгает в лунном свете».
«Нэнси вспомнила, как попробовала вино».
«Ларри знал, что он мертвец».

Найдите их и перепишите. Сделайте фразы сильнее

отсюда.

13:08 

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
07.06.2016 в 10:01
Пишет quirischa:

Восемь книг о русском языке

Русский язык — это не только свод правил и запретов или каталог шедевров изящной словесности, но ещё и живой, меняющийся организм, о развитии и внутренней красоте которого оставили свои размышления многие талантливые филологи, переводчики, литературные критики. Strelka Magazine попросил Алексея Павперова собрать подборку из восьми важных книг о русском языке.

Нора Галь «Слово живое и мёртвое»

Работа Норы Галь до сих пор считается одной из канонических книг о русском языке, несмотря на то, что впервые она вышла в свет более сорока лет назад. Галь, чуткая и внимательная переводчица, которая подарила нам русские тексты «Маленького принца» и «Убить пересмешника», обращает внимание на неудачные случаи перевода и предлагает, по её мнению, более уместные варианты. Прибегая к наглядным примерам, она рассказывает скорее не о собственном ремесле, а об использовании языка вообще, попутно укрепляя читательский иммунитет к неуместным заимствованиям, плеоназмам и перегруженным конструкциям. В некоторых эпизодах повествование Галь устарело, например, автор радуется отсутствию в употреблении англицизма «скетч». В других — может вызвать возмущение коллег и неравнодушных читателей: в работе Галь любит упрощать фразы и переводить иностранные фамилии. Но это не отменяет того, что её книга — важное и проницательное размышление о русском языке.

Ирина Левонтина «О чём речь»

Ирина Левонтина — лингвист, филолог, популяризатор науки, которая в 2010 году выпустила успешную книгу «Русский со словарём». Вторая её книга «О чём речь» была выпущена совсем недавно. Это сборник занимательных, актуальных, часто неожиданных и провокативных заметок о языке, его текущем состоянии, метаморфозах и связи с действительностью в жизни и политике. Начисто лишённая академического снобизма Левонтина не боится затрагивать болезненные для фанатичных блюстителей чистоты русской речи темы. Язык для неё — живая и изменчивая структура, не терпящая диктата со стороны любителей тыкать в единственно правильные варианты ударений или мужской род слова «кофе». Чтение можно начинать с любого места: несмотря на научную точность, короткие увлекательные тексты написаны доступным языком и легко усваиваются.

Максим Кронгауз «Русский язык на грани нервного срыва 3D»

Можно сказать, что лингвист Максим Кронгауз — один из первых профессиональных исследователей, которые сегодня ассоциируются с доступным и вдумчивым разговором об актуальном русском языке. Его вышедшая в 2012 году книга «Русский язык на грани нервного срыва 3D», в которой автор не без иронии суммировал свои размышления о многочисленных лингвистических новациях и нелепостях, стала бестселлером. За ней последовали другие научно-популярные работы: «Самоучитель олбанского» (о специфическом языке «падонков», который к настоящему времени уже скоропостижно испустил дух) и вышедший в этом году сборник «Слово за слово. О языке и не только». В последней своей работе Кронгауз совместил рецензии с научными и условно публицистическими статьями.

Корней Чуковский «Живой как жизнь»

Большинству читателей Корней Чуковский известен как поэт и автор детских книг. Но Чуковский также был переводчиком и литературным критиком, которому удалось написать целый корпус текстов с точными и интересными размышлениями о языке. Один из наиболее важных среди них — работа под названием «Живой как жизнь». Чуковский рассуждает о своего рода лингвистической гигиене, активнее всего он критикует использование закостенелых, потерявших актуальность словесных форм и канцелярита — так он называл уродливые вкрапления канцелярского стиля в разговорную живую речь. Другая важная работа Чуковского посвящена ошибкам перевода и называется «Высокое искусство».

Лев Успенский «По закону буквы»

Внимательная к деталям и исторической конкретике история русского алфавита за авторством заслуженного писателя и популяризатора науки, лингвиста и переводчика Льва Успенского. Автору удаётся проследить историю каждой буквы кириллицы, раскрыть смысловое происхождение буквенных символов, указать на пересечения и взаимовлияния с латиницей, рассказать множество занимательных лингвистических анекдотов и познакомить читателя с некоторыми исключительно филологическими областями знания, используя при этом доступный и понятный язык научно-популярной литературы.

Николай Шанский «Лингвистические детективы»

Книга филолога Николая Шанского о значениях и структуре слов. Первая часть работы посвящена этимологии (происхождению) слов, например, автор рассказывает, что слово «алло» пришло к нам из французского языка и появилось от «allons» («пошли»). Вторая — словообразовательному анализу. Третья — изменению значений слов в художественной литературе. Доступность языка у Шанского совмещается с необходимостью время от времени заглядывать в словарь лингвистических терминов, а любовь к языковой игре — с внушительным количеством порою излишних каламбуров.

Андрей Зализняк «Из заметок о любительской лингвистике»

В основе текста известного филолога Андрея Зализняка — выведение на чистую воду псевдонаучных концепций Михаила Задорнова и Анатолия Фоменко. Первый занимался интуитивным анекдотическим словообразованием (уровня «история» значит «из торы»), второй — любительской филологией, с помощью которой разработал концепцию «Новой хронологии» и переписал всю историю цивилизации. Разоблачая профанов от филологии, Зализняк начинает увлекательное путешествие по истории языков, а критический запал придаёт его рассказу дополнительный интерес.

Пётр Вайль, Александр Генис «Родная речь: Уроки изящной словесности»

Пережившая множество переизданий книга, посвящённая не русскому языку как таковому, а пересмотру его наиболее блистательных достижений. Эмигранты из СССР Пётр Вайль и Александр Генис занялись ревизией русской классики в довольно неформальном ключе — без придыхания, с иронией, возможностью критики и оценочных суждений. Нечто подобное до них позволял себе разве что Владимир Владимирович Набоков со своими лекциями по литературе. Многие из замечаний авторов проницательны, забавны и определённо обогащают знания о давно известных текстах, другие могут показаться весьма спорными (как и любой честный разговор, посвящённый качеству литературы), но в любом случае со своей латентной целью заинтересовать читателя книгами, к которым он, возможно, не обращался со времён школьной скамьи, они справляются на отлично.

Источник: strelka.com/ru/magazine/2016/05/30/7-books-abou...

URL записи

15:38 

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
14:01 

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Эмоционально очень написано, не полно, есть передергивания.
Но есть над чем подумать и что покопать.
Я пока не нашла ответа, как грамотно менять POV в одной главе, чем рассказчик отличается от повествователя. Почему рассказчика можно менять по главам, а POV в одной. Чем пункт 2 отличается от 3.
Ну и если человека задел "скачет фокал", то взял бы и рассказал про проблему перепрыгивания POV, когда словари согласовал и выяснил, что под фокалом понимают POV. Но нет, надо было доказывать, какие графоманы идиоты, неправильно употребляют термин. С формальной математической логикой человек явно не знаком (у меня тоже эмоции после прочтения статьи).


11.02.2016 в 13:24
Пишет Шано:

потырено с литЭры
Ликвидация безграмотности (о пресловутом фокале)

Здравствуй, автор!

Я пишу эту статью потому, что устал долго, подробно и с массой аргументов объяснять тет-а-тет немалому количеству авторов, что распространившаяся в Рунете зараза под названием "фокал" является редкостной ахинеей, которой с завидным упорством "обучают" начинающих писателей.

Потому, что фраза "у вас фокал скачет" - абсурдна по определению.

Потому что вопрос "чей тут фокал, автор?" - нелепа.

Потому что утверждения в стиле "Третье лицо ограниченное. Более 90% всей издаваемой в наши дни на Западе литературы написано именно в этой позиции." - полнейшая ерунда, причём безапелляционно поданная. Засунуть в оставшиеся 10% - даже романы написанные от лица всезнающего автора не получится, а ведь огромное множество книг написаны и вовсе от первого лица.

Потому что называть точку зрения персонажа или персонажа-повествователя - "фокалом" - это примерно то же самое, что называть композицию синекдохой.

Потому что оправдывать свою безграмотность безграмотностью на других сайтах или же безграмотностью некоторых редакторов - это смешно.

Потому что точку зрения можно менять столько, сколько автору нужно, просто это надо уметь делать. Смена точек зрения целиком и полностью зависит от авторских задач и авторских решений.

Потому что авторам которым засорили умы этой ахинеей под названием "фокал" очень тяжело читать множество книг, что являются Золотым Фондом Мировой Литературы, включая русских классиков, в большинстве произведений которых типа "скачет фокал". Книг, которые раньше - до засорения умов "фокалом" - они с удовольствием читали. Да-да-да, неграмотные классики не знали, что есть такая замечательная штука, как "фокал", но они просто устарели, а вот нынешние авторы - множество книг которых нафиг никому не нужно - они вот грамотеи ого-го! Потому что они блюдут "фокал", а блюсти "фокал" автору архиважно! Иначе не издадут ведь! На Западе - уж точно!
Обхохотаться.

Потому что англоязычные источники утверждают одно, а ряд сайтов и форумов в Рунете - прямо противоположное, хотя само слово "фокальный персонаж" позаимствовано из англоязычного литературного мира.
читать дальше

URL записи

12:56 

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
18.12.2015 в 04:04
Пишет priest_sat:

Как пишется правильно: примЕте или примИте?
В написании слов примете и примите отсутствуют грамматические ошибки, однако это не значит, что они взаимозаменяемы в письменной речи и употребляются с одинаковым значением в устной. Глаголы примете и примите имеют одну основу, но разные окончания, в которых заключаются их грамматические признаки и частично отражены морфологические характеристики.

Правописание глагольных окончаний закреплено правилами орфографии, которые требуют употребления в формах настоящего и будущего времени буквы и для глаголов II спряжения и буквы е для глаголов I спряжения.

В изъявительном наклонении все глаголы могут изменяться по лицам в настоящем, прошедшем или будущем времени. При этом в окончаниях второго и третьего лица единственного числа, первого и второго лица множественного числа в настоящем и будущем времени устойчиво сохраняется написание и или е в зависимости от типа склонения глагола.

читать дальше

URL записи

02:29 

Переводы

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Как уйти от кальки с англ-го
(полезно и если не переводишь)

Оригинал Значение Варианты перевода
You can't do this to me! устойчивое сочетание из репертуара устной речи: протест или негодование, оплотнившееся в словесную формулу. Употребите её - и носитель английского языка безошибочно представит себе ситуацию, услышит тон, которым были произнесены эти слова. При буквальном же переводе получается смысловая и интонационная размазня. «Не смей!» или - если поступок уже совершён, - «Как ты мог!»
Are you all right? проявление заботы о человеке, попавшем (или вероятно попавшем) в какую-то переделку. Переделки бывают разные, и в зависимости от этого по-разному выражают свою заботу носители русского языка «Ты не ранен?», «Не ушибся?», «Больно?», «Жив?», «Страшно?», «Ну как, успокоился?» и множество других вариантов. А если причина тревоги собеседника непонятна - «Что с тобой?», «Тебе плохо?», «Ты чего?» и пр.
I can't believe it! с учётом обстоятельств и характера говорящего - может переводиться по-разному «Быть не может!», то как: «Это же надо!», то как: «Подумать только!», то как: «Вот это да!», то как: «Ну, знаешь ли!» или даже просто: «Ого!»
I think|I think we've lost our way Мы выражаем сомнения или уверенность при помощи либо модусов субъективной модальности (я думаю, я полагаю, я уверен) либо модусами модальности объективной (наверно, должно быть, точно). В русской разговорной речи они чаще всего взаимозаменяемы: «Я уверен, что он проиграет» по смыслу мало чем отличается от «Он наверняка проиграет», разница больше стилистическая. Субъективные модусы придают повседневной речи степенный, книжно-литературный тон, объективные же стилистически нейтральнее. Мы, кажется, заблудились


подробнее тут
www.lingvoda.ru/transforum/articles/lanchikov_a...

23:55 

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
20:45 

РЕЦЕПТ НАПИСАНИЯ 10 000 СЛОВ В ДЕНЬ

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Ингредиенты:

знания (планирование)
анализ времени
энтузиазм (интересные сцены)

Писательница Рейчел Аарон, автор фэнтези "Похититель душ" и других книг, рассказывает о том, как перешла с обычных 2 000 слов в день на количество 10 000 слов. Она пишет, что, когда начала работать над новой книгой, ей нужно было писать 4 000 слов, чтобы успеть к дедлайну. При этому у нее был ограниченный запас времени, так как ей приходилось нанимать няню для своего маленького ребенка четыре раза в неделю по шесть часов, соответственно, эти часы были единственной возможностью писать.

Image of Rachel Aaron

Рейчел взялась за писательство со всем энтузиазмом, но скоро обнаружила, что не может писать нужные 4 000 слов, в лучшем случае, она осиливала половину. Она просто не успевала к дедлайну и чувствовала себя ужасно: "И вот я, профессиональный писатель, автор трех опубликованных книг, не могу писать так, как писала, когда еще не была профи".

Понятно, что можно было найти множество оправданий: "Сначала я искала причины, которые меня оправдывают... Например, я уставала, потому что мой сын думал, что 4 часа утра - прекрасное время для игр и т. д. Но на самом деле оправдания не существует".

Дальше Рейчел говорит о том, что стала думать, как решить проблему. Было очевидно, что нужно писать быстрее. Но как? "Тогда я подошла к делу научно, - говорит она. - Я собрала данные и провела эксперименты, и наконец добилась того, чтобы моя производительность стала выше той, что я планировала, при этом качество написанного стало даже лучше, чем прежде".

Если Рейчел не лукавит, то увеличить планку не так сложно, все, что для этого нужно, - это расширить перспективы и оставаться честным с собой (а это как раз самое трудное). Вот в чем заключается изобретенный ею метод:

1. Знания, или Пойми, что будешь писать, прежде чем садиться за работу.


Это открытие озарило Рейчел почти случайно: "Раньше я просто открывала компьютер и принималась писать. Теперь, я перестала быть писателем-на-ходу. У меня был общий план, но сцены в нем были записаны как "Миранда и Бэнедж спорят". Я примерно знала, в каком направлении писать, и мне нравилось предоставлять героям возможность решить, куда завести сюжет. К сожалению, потом это выливалось в часы, потраченные на переписывание и поиски того момента, когда сюжет свернул с заданного курса.

Так я писала всегда, это казалось мне естественным. Но затем я однажды обнаружила, что этот подход завел меня в хаос. Я потратила три дня на то, чтобы разобраться в одной отвратительной сцене, я ужасно отстала от графика и не успевала к сроку... Я сердилась на себя все больше и больше, тогда я села за книгу и внезапно поняла, что была полной идиоткой. У меня совершенно нет времени, я запуталась в сцене, я выполняю тяжелейшую писательскую работу и в то же время я не делаю ничего, чтобы облегчить себе задачу.

Как только я это осознала, я закрыла компьютер и вытащила стопку бумаги. Затем вместо того, чтобы записать сцену такой, какой она приходит на ум, я принялась писать сокращенную версию на бумаге. Я даже не писала по сути, а просто строчила заметки - что мне нужно написать, когда придет время. Мне понадобилось 5 минут и 3 страницы блокнота, чтобы распутать мою, казалось бы, невозможную сцену, ту самую, за которую я поедом ела себя три дня, прежде чем попробовала новый подход. Более того, после того, как я коротко все записала, я закончила сцену в рекордное время. Слова просто выплескивались сами собой, и я написала 3 000 слов вместо 2 000 всего за полтора часа.

Этот метод так прост, что я удивляюсь, как не подумала о нем раньше. Если вы хотите писать быстрее, первый шаг к этому - понять, что вы будете писать, прежде чем садиться за работу. Я имею в виду, что нужно проработать диалоги между персонажами, аругменты, зафиксировать кратко описания. Когда вы сразу пишете все словами, это занимает очень много времени, и вы много теряете впустую. Но если вы просто делаете наброски, вы видите, что и где пошло не так, вы видите это сразу. Вот и все. Никаких потерянных впустую слов и часов.

С тех пор в каждый писательский подход я отвожу 5 минут (иногда больше, но меньше - никогда!) на то, чтобы  очень кратко  зафиксировать то, что я собираюсь написать. Иногда это выглядит просто как перечень "происходит то-то и то-то". Эти несчастные пять минут позволили мне писать намного быстрее.

Это самый важный шаг, если вы хотите ускорить процесс написания книги.

2. Время


Теперь, когда маленькая перемена привела к невероятному увеличению производительности, я задумалась, что еще я могу сделать, чтобы увеличить цифры. Я быстро обнаружила, что удручающе мало знаю о том, как я на самом деле пишу мои книги. Я не вела никаких записей и даже не могла сказать, сколько чистого времени ушло на написание трех последних книг. Вы можете вообразить, чтобы булочник или фрилансер работали без подсчета сделанного, просто по вдохновению? Никогда не отмечая время, которое ушло на создание продукта? Да, дурацкий подход к работе.

Итак, я начала вести записи. Каждый день, когда я писала книгу, я отмечала, в какое время я начала, когда закончила, сколько слов написала. Я вела эти записи в течение двух месяцев, а затем проанализировала их.

Сразу стали понятны некоторые вещи. Во-первых, больше всего я писала за пределами дома. Особенно, там, где не было доступа к интернету. Те дни, когда я писала в кофейне, где нет вай-фая, приносили вдвое больше результата, нежели утренние часы дома. Я также заметила, что сиденье в кресле, которое является неизменной частью писательской работы, не всегда приносит одинаковые плоды. Например, в те дни, когда у меня выдавался только один час на писательство, я никогда не успевала написать больше 500 слов за час. Но напротив, в те дни, когда у меня было пять часов, отведенных только на писательство, я успевала 1 500 слов в час. Разница понятна: чем дольше я пишу, тем быстрее я это делаю. Но увеличение количества писательских часов работает до определенного предела. Если писать 7 часов подряд, мозги просто закипают, и производительность падает.

Конечно, эти цифры очень индивидуальны, я просто пытаюсь сказать, что наблюдения за процессом помогли мне оптимизировать мою работу. Когда у меня на руках были данные, я пересмотрела свой график так, чтобы писательские часы всегда выпадали на вторую половину дня (согласно данным, это мое самое производительное время), чтобы это всегда было в кофейне без интернета и всегда не меньше 4 часов. После того, как я установила новый график и стала его соблюдать, мои показатели за день снова рванули вверх. Теперь я без усилий могла писать 6 000 - 7 000 слов в день, и это еще не предел.

Даже если у вас нет такой роскоши, как 4 писательских часа в день, я крайне рекомендую распределить ваше время так, чтобы использовать его эффективно. Даже если у вас всего один час в день, попробуйте писать то утром, то вечером, и наблюдайте за результатами. Время действительно имеет значение.

3. Энтузиазм


Я просто летала в эйфории от сделанных открытий. За два месяца я перескочила от отметки 2 000 слов в день к отметке 7 000 слов благодаря нескольким простым переменам и теперь опережала график. Но я чувствовала, что можно сделать что-то еще. Мне определенно хотелось достичь планки в 10 000 слов.

Прежде у меня бывали дни, когда я достигала этой планки. Бывали дни, когда мне удавалось опережать график, и я понимала, что эти дни были особенными, но почему, не могла сформулировать. Я просто знала, что хочу, чтобы такие дни, приносящие чувство победы, стали нормой, а не исключением, поэтому я вернулась к своим наблюдениям (которые я теперь вела очень скрупулезно) и постаралась определить, что такого особенного в этих днях с большим количеством написанного.

Ответ был совершенно очевидным. В те дни, когда я делала максимум, я писала те сцены, которые я мечтала написать с того момента, как начала планировать книгу. Это были прекраснейшие сцены, сцены, ради которых я писала всю остальную чушь. И наоборот, в самые медленные дни я работала над сценами, которые вовсе не приносили мне удовольствия.

Вот это да! Сразу пришла новая проблема. Если у меня есть такие скучные сцены, что я сама не хочу их писать, почему, черт возьми, читатель должен захотеть их прочитать? Это моя книга, в конце-концов. Если я ее не люблю, ее никто не полюбит!

К счастью, решение нашлось, и снова до идиотизма элементарное. Каждый день, когда я планировала, что писать дальше, я проигрывала каждую сцену в уме и старалась восхититься ею. Я старалась найти крутые повороты сюжета, интересные детали и сфокусироваться на них, так как именно они делают сцену классной. Если я не могла найти ничего восхитительного, тогда я меняла задумку или полностью избавлялась от нее. Тогда я твердо решила, неважно, насколько полезна сцена для моего сюжета, если она скучна, ей не место в моей книге.

Это открытие оказалось фантастическим для меня. Я выбросила или переписала несколько очевидно хороших сцен, и эффект был чудесным. К тому же, количество написанных за день слов снова увеличилось, так как я получала настоящее удовольствие от работы. Двойной бонус!

Соблюдая эти три правила, я свободно пишу 10-12 тысяч слов в день. Я на два месяца опередила график. И, что самое важное, я стала счастливее. Я чувствовала, что могу абсолютно все. Как только в течение недели вы попробуете выдавать по 10 000 слов в день, при любом другом раскладе вы будете чувствовать, что ползете, как улитка. Я от всей души желаю вам попробовать применить к себе мои правила и понаблюдать за результатом. Успехов вам в писательстве!".


Знания, время, энтузиазм - вот так выглядит треугольник успеха Рейчел Аарон.



Взято отсюда.

23:46 

lock Доступ к записи ограничен

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:10 

lock Доступ к записи ограничен

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:11 

lock Доступ к записи ограничен

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Метод по Story Physics
поделилась Тайсин.
Текст делится на 4 части: Введение, Реакция, Атака, Разрешение
В первой части 3 опорных точки - события: зацепка читателя (проблема, неожиданный поворот и тд), "что-то случилось или равновесие нарушено" и первый поворот сюжета, после которого возврат назад невозможен.
Если взять (например) Стар Трек последний, то это будет: бег в самом начале :) , проблема Кирка с начальством и расстрел начальства Кханом.
2 часть: один (или несколько) эпизодов, где конфликт усугубляется и нагнетается жуть, и Середина, где герой решает как он будет проблему решать.
3 часть: соответственно попытки решения. Темнейшая Ночь - когда кажется, что все потеряно и из нее вырастающая Кульминация.
4 часть: подбор хвостов и развязки.
Плюс системы: дает скелет сразу, возможность организовать эпизоды.
Минус: для литературы-литературы не работает в чистом виде. Ну и лучше всего работает на боевиках-приключениях.

12:58 

Словари

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Спасибо анону с ФБ.

Пишет Гость:
06.05.2013 в 18:45


Нора Галь, «Слово живое и мертвое»
Нора Галь – одно из ярких имен в блистательной плеяде российских литераторов, создавших всемирно признанную школу художественного перевода. Свою славу она заслужила, открыв нам «Маленького принца» Сент-Экзюпери. Бесценной заслугой Норы Галь остаются ее выдающиеся переводы шедевров современной мировой литературы.
«Слово живое и мертвое» – обобщение многолетнего творчества и самой Норы Галь, и ее замечательных коллег. Вместе с тем эта работа выходит далеко за рамки собственно переводческих проблем. Разбирая типичные ошибки, проникающие в прозу и публицистику, на радио и телевидение, и противопоставляя им блестящие образцы живой русской речи, она вносит неоценимый вклад в столь актуальную ныне борьбу за чистоту и достоинство русского языка.
читать и скачать

РЕСУРСЫ ОНЛАЙН

Грамота.ру - справочный ресурс
перейти на сайт
Мультиязычный онлайн-словарь Мультитран
перейти на сайт



СКАЧАТЬ СЛОВАРНОЕ ПРОГРАММНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ

MultiLex (Англо-русский и русско-английский)
скачать с торрентов



РУССКИЙ ЯЗЫК

Дитмар Розенталь, «Справочник по правописанию и стилистике»
читать и скачать
Владимир Лопатин и др., «Правила русской орфографии и пунктуации. Полный академический справочник»
читать и скачать
Владимир Лопатин, «Полный орфографический словарь русского языка»
скачать
Зинаида Александрова, «Словарь синонимов русского языка»
скачать
Михаил Львов, «Словарь антонимов русского языка»
скачать
«Словарь паронимов русского языка»
скачать
Дитмар Розенталь, Маргарита Теленкова, «Словарь трудностей русского языка»
скачать
Г. Крылов, «Словарь ошибок русского языка»
читать и скачать
«Большой толковый словарь русского языка»
скачать
Сергей Ожегов, «Толковый словарь русского языка»
читать и скачать
«Краткий иллюстрированный словарь клише и стереотипов»
читать и скачать
И. Федосов, А. Лапицкий, «Фразеологический словарь русского языка»
скачать
Алексей Плуцер-Сарно, «Большой словарь мата. Том 1»
читать и скачать
Алексей Плуцер-Сарно, «Большой словарь мата. Том 2»
скачать
Николай Вашкевич, «Избранные идиомы»
читать и скачать
Александр Флоря, «Русская стилистика - 2 (Словообразование, Лексикология, Семантика, Фразеология)»
читать и скачать
М. Усачева, А. Милюк, С. Казарина, «Стилистика и культура речи»
читать и скачать



АНГЛИЙСКИЙ ЯЗЫК (в помощь переводчикам)

Л. Ф. Шитова, Т. П. Брускина «Англо-русский словарь идиом и фразовых глаголов»
скачать с торрентов
Павел Литвинов, «Англо-русский и русско-английский синонимический словарь»
скачать с торрентов
Павел Литвинов, «3500 английских фразеологизмов и устойчивых словосочетаний»
скачать
Александр Кунин, «Большой англо-русский фразеологический словарь»
читать и скачать
Яков Рецкер, «Учебное пособие по переводу с английского языка на русский»
скачать с торрентов
«Разговорные английские идиомы»
скачать
К. Середина, А. Томлянович, И. Краснянская, «Идиоматика в английской речи»
скачать
John Sinclair, «Dictionary of Idioms: Helping learners with real English»
скачать с торрентов
В. Акуленко, «Англо-русский и русско-английский словарь ложных друзей переводчика»
скачать с торрентов
А. Пахотин, «Англо-русский и русско-английский словарь мнимых друзей переводчика»
скачать с торрентов
М. Горская, «Англо-русский и русско-английский словарь географических названий»
скачать с торрентов
Валерий Модестов, «Краткий словарь трудностей английского языка»
читать и скачать
Яков Рецкер, «Учебное пособие по переводу с английского языка на русский»
читать и скачать
А. Рыбакин, «Словарь английских фамилий»
скачать с торрентов



ДРУГИЕ СЛОВАРИ и ПОЛЕЗНАЯ ЛИТЕРАТУРА

В. Борисов, «Русско-арабский словарь»
скачать с торрентов
Наталия Павловская, «Словарь поэтических образов в 2 томах»
скачать с торрентов
«Словарь латинских выражений»
читать и скачать
Александр Махов, «Сад демонов - Hortus daemonum (Словарь инфернальной мифологии Средневековья и Возрождения) А-Д»
читать и скачать
Александр Махов, «Сад демонов - Hortus daemonum (Словарь инфернальной мифологии Средневековья и Возрождения) Ж-О»
читать и скачать
Александр Махов, «Сад демонов - Hortus daemonum (Словарь инфернальной мифологии Средневековья и Возрождения) П-Я»
читать и скачать
«Большой энциклопедический словарь Брокгауза и Эфрона»
читать и скачать
Константин Душенко, «Афористикон, или Самый толковый словарь»
читать и скачать
Евгений Поспелов, «Географические названия мира.Топонимический словарь»
скачать
«Словари и песнопения православной и католической служб (с переводом на русский язык)»
скачать
Джек Тресиддер, «Словарь символов»
читать и скачать
Венедикт Шперх, «Фортификационный словарь»
читать и скачать


URL комментария

21:58 

Небольшой конспект

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Джим Батчер. «Писательское ремесло». Оглавление.

многое известно) но не лишне перечитать)

полезным лично для меня оказались:
— пост о различиях между русским языком и английским. в частности совет не бояться прилагательных) :sunny:
— и рекомендации как выползти из Великого Срединного Болота своей истории.

20:03 

Креативность

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Пересказ книги тут Автор - Михай Чиксентмихайи известный психолог-позитивист.

Очень бы хотелось такое почитать))

Для затравки:

креативность, способность творчески подойти к делу и хитро, нестандартно, с подвыподвывертом решить задачу почти никогда не возникает в результате какого-то там божественного озарения. В фильмах так любят, помните - гения осеняет и он спасает мир за пять секунд до момента "бабах". Все на самом деле сложнее, и креативность возникает в точке слияния сразу многих процессов, причем далеко не все они идут у человека в голове. Например, если нужно развить творческий подход в группе или в отдельном человеке, то гораздо эффективнее не обучать эту группу или человека всяким хитрым методикам, а поместить в среду, которая к креативности располагает. Результат будет гораздо лучше.

01:42 

Отрывки из книги Митты "Кино между адом и раем"

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Он пишет о сценарии, но механизмы можно применять и в прозе.

I Часть

— Информация

Зацепить на крючок, возбудить любопытство.

1.Выдавайте информацию маленькими порциями.
2. Каждый раз сообщайте меньше, чем хочет узнать аудитория. Пока вы контролируете информацию, вы хозяин положения.
3. Самые лакомые кусочки информации утаивайте до самого конца.
4. Ничего не сообщайте просто так, заставьте персонажей побороться за каждую каплю информации. Чем больше труда будет вложено в поиск информации, тем ценнее она для аудитории.

В подаче информации самыми важными моментами являются поворотные пункты, когда глоток новой информации поворачивает всю историю в неожиданное новое русло. Такие повороты определяют класс истории. Чем повороты необычнее, тем увлекательнее истории.

— Сопереживание

Следующий, более глубокий уровень эмоциональной вовлеченности в драматическую историю — сопереживание. Оно вырастает из любопытства.

Возникает у аудитории, когда персонажи близки и понятны ей, когда зрители имеют общие моральные ценности с персонажами.Сопереживание порождает идентификацию. Мы как бы живем и действуем вместе с героем, переживаем вместе с ним, его проблемы становятся нам близки и понятны, мы желаем ему победы над противником.

Чем понятнее персонаж, тем понятнее его тревоги и проблемы.

Сперва покажи привлекательные качества героя, помоги полюбить его или испытать сочувствие, а уже потом обрати внимание на его недостатки.

Есть безошибочный способ возбудить наше сочувствие к персонажу: поставить его в драматическую ситуацию. На человека обрушиваются беды, которые сильнее, чем возможности его характера, — мы автоматически сопереживаем ему. Это происходит помимо нашей воли. Так запрограммирован наш организм: если кто-то в стрессе, в нашем мозгу возникают биотоки аналогичного стресса.

— Саспенс

или «напряженное невыносимое ожидание».

Возникает, если у аудитории и персонажа есть моральная общность, если у зрителей и характера один и тот же эмоциональный заряд (он боится, и я боюсь за него; он хочет найти убийцу, и я хочу, чтобы убийцу нашли).Если аудитория заботится о герое — чтобы он не погиб, не потерпел поражения, — возникает саспенс.

читать дальше

II Часть

1) Драматическая ситуация

Из всех видов активности человека драму в первую очередь интересует то, что происходит здесь и сейчас в драматической ситуации.
Драматическая ситуация — это положение героя, когда давление окружающих обстоятельств сильнее, чем возможности характера персонажа. Проще говоря, когда человек находится в безвыходном положении.Безвыходное положение здесь и сейчас. Драматическая ситуация заставляет человека действовать, напрягая все свои возможности. Персонаж действует, потому что он должен найти выход из драматической ситуации, в которую попал. Причем он должен найти этот выход немедленно, иначе ему будет еще хуже, совсем плохо...

Драматическую ситуацию определяют три фактора:
1. Человек находится в безвыходном положении.
2. Угроза развития этой ситуации заставляет его искать выход.
3. Он ищет выход и вступает в борьбу с антагонистом — с тем, кто ему угрожает.

Нетрудно догадаться, что драматическая ситуация — это начало конфликта. Угроза, заставляющая действовать в драматической ситуации, называется альтернативным фактором.Он выражается в формуле: «Что будет, если герой не справится с опасностью?»

Пример с Ромео:
читать дальше

Драматическая ситуация помогает догадаться о том, что прячет персонаж под маской. Драма – это в любом случае искусство явного и неявного срывания масок. Искусство возникает в тот момент, когда в персонаже, закрытом защитной маской, мы угадываем трепетную плоть живого тела. Когда сквозь кожу мы чувствуем сердце, а в глазах видим отражение души, выглянувшее из-под маски.

2) Мотивация

Мы разобрали, как характер реагирует на внешние факторы. А что происходит внутри? Как рождается энергия действия?

Когда человек попал в драматическую ситуацию, то ему надо избавиться от того, что ему мешает, или добиться того, чего у него нет. То, что его заполняет, можно коротко определить как боль.
У человека появляется мотив.
Мотивация вспыхивает ни всех уровнях характера – сознательном, подсознательном, инстинктивном. Но сознательный уровень обязателен.
Мотивация превращается внамерение – желание достичь цели.
Драматическая ситуация – это барьер, который надо преодолеть, чтобы двигаться дальше.
Среди всех аргументов и намерений, которые одновременно живут в сознании персонажа, нас интересует каждый раз одинконкретный мотив, который побуждает характер сделать один конкретный шаг .Мы в драме каждый раз должны выбрать одну доминирующую мотивацию.

В прозе это необязательно. Для повествования многослойные мотивации, рефлексии, туманные намерения и безвыходные ситуации персонажей – это нормально, естественно и грамотно. Но персонаж драмы принципиально иной, он должен действовать, бороться с антагонистом и вовлекать зрителей в сопереживание. Поэтому у него каждый раз должна быть только одна ясная мотивация для одного ясного действия. Общий путь может быть невероятно сложным. Каждый шаг должен быть простым.

Дэвид Маммет сказал по этому поводу: «У персонажа в каждом действии должна быть только одна мотивация, иначе вы похожи на студента, который говорит: я опоздал на занятие, потому что забастовали водители автобуса, а моя тетя упала с лестницы и сломала ногу». В обилии мотиваций тонет авторская идея, творческая воля актера и интерес зрителей.

3) Как начать историю?

Каждая история должна начинаться с драматической ситуации.
Персонаж драмы появляется со своей проблемой.
Рассказ возникает, потому что«кто-то хочет получить что-то». Нам интересно, «почему он этого не может». Персонажи должны действовать, потому что им грозит альтернативный фактор. Главная угроза альтернативного фактора действует извне. Четко обозначенный и рано сформулированный альтернативный фактор – мощный рычаг, который приводит драматическую ситуацию в движение. И наоборот, если альтернативный фактор не ясен, не выявлен, персонаж действует как будто не по своей воле, а как марионетка в руках у автора. Вам надо, чтобы он выстрелил, – он стреляет, а мог бы и не стрелять – ничто не заставляет его действовать здесь и сейчас.

4) Альтернативный фактор

Он угрожает герою. Он задает вопрос: «Что ты делаешь в ответ на мою угрозу?»
Пока вы не обнаружите и не заставите работать альтернативный фактор, драматическая ситуация лишена движения. Альтернативный фактор должен дать ясный ответ на вопрос — что будет с героем, если он не справится с драматической ситуацией?

В жизни великое множество страхов и угроз, но все они концентрируются в семи категориях.

читать дальше

Про архетипы и пр - продолжение следует...

читать книгу целиком онлайн

23:27 

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
От Олдей. Про конфликт, нагнетание и пафос.
Цитата:
Хичкок приводил очень понятный для меня пример «саспенса»-нагнетания, ужесточения обстановки. Пара молодоженов зашла в комнату. Легли на кровать, занялись любовью. Саспенса нет. Другой эпизод: пришел террорист, положил бомбу — она через час должна взорваться. Тоже саспенса нет: все видели бомбу. Третий вариант: пришел террорист, сунул бомбу под кровать, выставил часовой механизм и ушел – затем пришла молодая пара и начала на этой кровати заниматься любовью. Все, саспенс в наличии! Когда взорвется бомба — неизвестно! Тот же Кинг показывает бытовку: идет женщина, вынимает почту. Вдруг проскакивает фраза: «Она не знала, что жить ей оставалось ровно сорок восемь минут тридцать пять секунд». Дальше она вынула почту, идет молоко забирать, готовить обед… Но фраза сказана. И мы уже ждем, когда пройдут сорок восемь минут, и она помрет непонятно от чего.

Сссылка: Url

11:44 

Как написать гениальный детектив, продолжение: второстепенные персонажи

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Трудно отрицать, что глубина достигается (и сильное впечатление на читателя), когда в основании любой истории (в том числе и детектива) заложен миф. И персонажи тоже имеют мифологические корни.

Список мифологических персонажей, которых автор горячо рекомендует использовать в детективах читать дальше
Мифологические персонажи находят отклик в сердцах читателей. Это утверждение справедливо и в отношении мифологических мотивов — эпизодов или ситуаций, в которых оказываются персонажи. Сколько раз читатель уже сталкивался с такими эпизодами, неважно. Некоторые эпизоды и ситуации могут пригодиться для вашего романа, некоторые — нет.

Типичные мифологические элементы читать дальше

Далеко не все персонажи обладают чертами мифологических героев, но они все равно узнаваемы: шериф-садист, веселый пьяница, робкая жена, бухгалтер с крепкой памятью. Как обычные, так и мифологические персонажи необходимо по возможности усложнить, наделив их чертами характера, противоречащими их образам.

читать дальше

Тест на шаблонность

Проверить персонаж на шаблонность несложно. Попытайтесь представить его героем какого-нибудь сериала про полицейских. :-D

Мифологемами пользоваться стоит, но персонажей надо развивать, стараться чтобы они были противоречивыми, не картонными.

продолжение в комментариях!

17:42 

Теория от жизнерадостного гуру

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Наткнулась на книгу, написанную не без юмора, о том, как написать гениальный детектив.
Очень здравые рекомендации, которые никому не помешают)))

Цитата для затравки раз:
В моем собственном детективе «Пришел мертвый кот» (1991) главному герою Одиссею Галахеру было совершенно очевидно, что убийца, сознавшийся в своих преступлениях, не будет наказан по справедливости. Одиссей запер убийцу в машине и столкнул ее с обрыва в Тихий океан. Читатели были в восторге (в отличие от некоторых критиков, страдающих близорукостью).

Два:
Странности и противоречия в характере сделают персонаж незабываемым. Интеллектуал Шерлок Холмс принимает наркотики. Коломбо выведет на чистую воду даже умнейшего преступника, но он не в состоянии выгладить брюки или помыть машину. Найдите такие странности в персонаже, и читатели его не забудут.

(с) Джеймс Н. Фрэй Как написать гениальный детектив

Небольшой конспект:

Перед началом работы над планом полезно написать биографию убийцы, дневник, расписать его преступление, чего он боится. И только после этого переходить к герою.

Убийца:
1. Убийца должен иметь доминирующую страсть, тогда его образ будет ярким.
2. Убийца должен быть злодеем.
читать дальше
3. Наш убийца не похож на злодея.
4. Убийца изобретателен и умен.
5. На сердце убийцы рана.
6. Наш убийца боится. Страх сочетается с любым мотивом или чертой характера (ревностью, жадностью, желанием отомстить), усиливая их.

Убийца и герой - экстремумы

читать дальше

Как создать образ героя, о котором будет интересно читать

1. Герой должен обладать следующими качествами:
• храбростью,
• профессионализмом,
• особым талантом читать дальше
• изобретательностью и умом.
2. У героя/сыщика должна быть рана. читать дальше
3. Герой/сыщик должен быть вне закона. читать дальше
4. Герой/сыщик должен совершать самоотверженные поступки.

Герой/сыщик ведет расследование не ради собственной выгоды, он добивается свершения правосудия. читать дальше
5. Герой/сыщик обычно одинок.
6. У героя/сыщика часто мало денег, иногда он сидит без гроша в кармане. читать дальше
7. Герой/сыщик предан друзьям. Если ваш друг - герой/сыщик, можете на него рассчитывать, попав в беду.
8. Герой/сыщик внешне привлекателен. Это условие не является обязательным, но очень часто герой оказывается внешне привлекательным. Во внешней привлекательности нельзя отказать даже старушке мисс Марпл. читать дальше

Отличие жанрового героя от мейнстримового

Герой/сыщик в детективе мейнстрима часто оказывается перед моральной дилеммой.

читать дальше

Образ героя в в эстетическом детективе
читать дальше

13:15 

Словарик юного графомана или Turkey City Lexicon

Чай с ванилью
Дела да дела, а поцеловать?..
Копирую сюда перевод статьи Брюса Стерлинга, без вступления. Вступление можно прочитать по ссылке URL.

Статья касается ошибок в НФ, но многое применимо к любым рассказам. Фанатично следовать правилам, конечно, не стоит, но они весьма разумны и помогут любому автору убрать шелуху из текста.

читать дальше

ЛиТа - проекты и планы

главная